Яндекс.Метрика

Ответственность по налоговому законодательству

 

Именно в данный момент в России и в иных ближнем зарубежья ведутся реформы налогообложения. В этих условиях грандиозное теоретическое и фактическое значение имеет верное определение юридической природы ответственности и денежных наказаний за неуплату налогов. В в последнее время данным вопросцам в журнальчике ‘Хозяйство и право’ было уделено существенное внимание [1]. Надо выделить заметку А. Курбатова ‘Вопросцы использования денежной ответственности за несоблюдение налогового законодательства. По мат-лам судебно-арбитражной практики’ [2], в какой, с моей точки зрения, тронут и адекватно решен ряд важных вопросцев ответственности по налоговым правоотношениям, представляющим немаленький энтузиазм для практики арбитражных судов не столько РФ, но и иных ближнего зарубежья.

Тогда как представляются спорными выводы творца о правовой природе ответственности при рассмотрении и решении дел этой группы в арбитражном суде, например, в отсутствии учета вины субъектов налогообложения. Как говорит судебно-арбитражная практика, при рассмотрении дел, вытекающих из налоговых правоотношений, повсеместно используется так именуемая А. Курбатовым экономическая обязанность.

Верность применения такой ответственности обосновывается установленными в п. 4 ст. 11 и п. 2 ст. 13 Закона РФ ‘О основах налоговой системы в Русской Федерации’ положениями про то, собственно соблюдение порядка уплаты налогов обеспечивается применением финансовой, административной, уголовной и дисциплинарной ответственности [3]. Впрочем на самом деле в порядке п. 2 ст. 13 экономическая обязанность не упоминается. Ничего не рассказывается о экономической ответственности и в ст. 11 Закона Украины ‘О системе налогообложения’ (в редакции от 2 февраля 1994 года), умышленно посвященной ответственности плательщиков налогов и прочих непременных платежей за несоблюдение налогового законодательства [4].

Можнож было думать, собственно термин ‘экономическая обязанность’ взят из денежного права, раньше регулировавшего правоотношения меж экономическими органами и налогоплательщиками, относящиеся к кредитно-расчетным взаимоотношениям. Ведь и тут нет особой денежной ответственности, а наказания, использующиеся в данной сфере, в неких вариантах имеют гражданско-правовой нрав, а в других — административно-правовой.

Надлежит кроме того показать, собственно в п. 4 ст. 11 Закона ‘О основах налоговой системы в России’ рассказывается о денежных наказаниях, которые используются согласно с данным Законом и прочими законодательными актами.

Как видим, при внедрении в налоговое законодательство понятия экономической ответственности случилось отождествление с предусмотренными законом финансовыми санкциями. Но санкция — мера санкции за несоблюдение правовой общепризнанных мерок. В различие от наказания, коя в данном толке присутствует в статическом состоянии, в отсутствии перемещения, обязанность — наиболее обширное понятие, нежели входящая в нее наказание, располагается в динамике и представляет из себя реализацию, практическое использование правовой общепризнанных мерок.

Как следует из произнесенного, юридическую природу ответственности по налоговому законодательству можно найти как применение, реализацию наказаний данного законодательства за допущенные в налоговых правоотношениях нарушений закона.

Это определение ответственности в области налогообложения наиболее подходит периоду перехода к правовому государству, одним из весомых принципов которого считается ужесточение воздействия законодательства на развитие финансовых действий.

Дело, окончательно, не в определениях, ну а в сущности вопросца о юридической природе ответственности за несоблюдение налогового законодательства. Но и верная терминология имеет грандиозное значение как в нормотворчестве, но и в использовании законодательства. К примеру, Законом РФ от 22 декабря 1992 года в п. 4 ст. 11 Закона ‘О основах налоговой системы в Русской Федерации’, в каком рассказывается о наказаниях по обеспечиванию исполнения прямых обязанностей плательщиков налога, слово ‘налоговыми’ было заменено ‘экономическими’. Это уточнение обусловлено тем, собственно в различие от иных мер административной ответственности, и еще ст. 162 УК РФ (о ответственности за неуплату налогов) экономические наказания, предусматривающие валютные взыскания, считаются мерой финансового действия страны на нарушителей налогового законодательства. Кроме наказаний, предусмотренных налоговым законодательством, финансовый или же материальный нрав имеют кроме того наказания и в иных секторах экономики права. Хотя необыкновенность таковой ответственности в любой из их ориентируется предметом и способом регулировки в отдельной секторы экономики.

 

Так, в гражданском праве главная необыкновенность имущественной ответственности в сравнении с установленной в иных секторах экономики права состоит в том, собственно она базирована на равноправии сторон в гражданских правоотношениях. Поэтому в новом Гражданском кодексе России (часть первая) учтено, что гражданское законодательство не применяется к налоговым, финансовым и административным, а еще к хоть каким иным имущественным взаимоотношениям, возведенным на административном либо ином властном повиновении одной стороны иной [5].

В связи с этим надлежит принять верным принципиальный вывод, поддержанный Высочайшим арбитражным трибуналом РФ, про то, собственно обязанность по налоговому законодательству — данное тип административной ответственности [6], так как налогоплательщик как сторона налогового правоотношения находится не в одинаковом положении с налоговым органом.

Хотя видится ложной позиция, кроме того делимая Высочайшим арбитражным трибуналом РФ, сообразно коей имущественная обязанность по отношению к юридическим личикам используется в отсутствии учета вины налогоплательщика [7].

Верность таковой позиции обосновывается анализом подп. ‘а’ п. 1 ст. 13 Закона ‘О основах налоговой системы в России’. В данной норме учтено, собственно при установлении трибуналом прецедента умышленного сокрытия или же занижения заработков (выгоды) вердиктом или решением суда по иску налогового органа или прокурора быть может взыскан в федеральный бюджет штраф в пятикратном объеме скрытой либо заниженной суммы заработка (выгоды). Т.е. коль скоро присутствие замысла не установлено, к предприятию должна применяться санкция о взыскании в бюджет в единоразовом, а при повторном несоблюдении — в двукратном объеме суммы скрытого заработка (выгоды).

Отмечается помимо прочего изъян этой общепризнанных мерок: отсутствует распоряжение, кто считается субъектом ответственности, и делается решение, собственно таковая ответственность может быть использована исключительно в отношении физических лиц (должностных лиц компаний, граждан-предпринимателей, просто граждан-плательщиков) в последствии установления их вины в норме уголовного судопроизводства.

Текстуальный тест этой общепризнанных мерок проявляет, собственно в ней практически отнесены субъекты ответственности в личике компаний, организаций и учреждений. При всем при этом нужно исходить из того, собственно вышеназванная норма считается вторым предложением в подп. ‘а’ п. 1 ст. 13 Закона ‘О основах налоговой системы в Российской Федерации’, продолжением первого предложения данного подпункта, в каком установлены ключевые штрафные наказания к юридическим личикам за сокрытие или же занижение заработка (выгоды), и в ней конкретизируется объем данных наказаний в случае умышленного сокрытия (занижения) заработка (выгоды). Иное дело, собственно данная норма сформулирована так, собственно в ряде всевозможных случаев ее использовать невероятно.

Хотя из этого не стоит делать категорический вывод, словно единственная фактическая выгода этой общепризнанных мерок состоит в полномочия ее рассмотрения как подтверждения того, собственно главная обязанность используется налоговым органом в отсутствии учета вины налогоплательщика [8]. А в случае если содержащееся в этой норме распоряжение о взыскании штрафа в пятикратном объеме считать не главной, а дополнительной ответственностью?

Мне видится наиболее верным иной вывод: дабы норма о пятикратном объеме штрафной наказания действовала, нужно будет внести надлежащие конфигурации и добавления в законодательство.

В связи с этим можнож показать, собственно в п. 7 ст. 11 Закона ‘О гос налоговой службе в Украине’ (в редакции от 24 декабря 1993 года) установлено право налоговых инспекций взыскивать штраф в пятикратном объеме доначисленной по эффектам ревизии суммы налога в случае повторного нарушения (в РФ — в двукратном объеме) вне зависимости от формы вины плательщика. Чтобы достичь желаемого результата не потребуется помимо прочего решение арбитражного суда, как данное установлено в России.

Относительно русского законодательства, то, по-моему, возможно бы было дополнить подп. ‘а’ п. 1 ст. 13 названного Закона указанием на аспекты, характеризующие, когда говорят умышленным сокрытие (занижение) выгоды (заработка), или же обойтись вступлением отсылочной общепризнанных мерок (наименее желанный вариант), собственно данные аспекты определяются Государственной налоговой службой (ГНС) РФ.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *