Яндекс.Метрика

Эволюция гос регулирования экономики США

 

Разрешим себе припомнить ключевые постулаты данной доктрине, а еще условия, как скоро таковая политического деятеля навевала триумф, а, следова­тельно, эволюцию взоров на роль страны в экономике в различ­ные периоды ситуации Соединенные Штаты.

В связи с этим нужно было припомнить 1929 грам, а еще период роста до того, в 20-е гг. Данное были по правде годы роста.Сред­нестатистический рабочий повысил собственную получку на 25%.Уровень

отсутствия работы не превосходил 5%, ну а в какие-либо периоды 3%.Расцветал потре­бительский кредит. В финансовой доктрины, ну и в социальном соз­нании главенствовала концепция либерализма, либо laissez faire (‘пускай любой следует собственным методом’), созданная классиками буржу­азной политэкономии еще в 18-19 столетиях.

В ней подчеркивается роль отдельного ‘финансового челове­ка’,рационального индивидума, устремляющегося к максимизации выгоды и

соперничающего с иными на различных базарах, и получающего воз­награждение, которое подходит его труду. Доктрина, основанная на принципе индивидуализма, заявляющая, собственно реализация ничем не урезанного приватного энтузиазма хозяйствующих субъектов ведет в результате к публичному благу, постулировала полную свободу предпри­нимательства и невмешательства страны в домашнюю жизнь.Механизм базара провозглашался более действенным регулято­ром финансовых действий, обеспечивающим подходящее распределе­ние ресурсов.

Впрочем в 20-е годы были заполнены исключениями из обычных рыночных отношений.В промышленном производстве доминировали солидные компании, теснее были предприняты антимонопольные законы, сделаны феде­ральные комиссии и комитеты по регулировке отдельных секторов экономики, сделана Федеральная резервная система, словом, правительство теснее ак­тивно вмешивалось в экономичекскую жизнь. Данные и др формы вмеша­тельства теснее солидно меняли классическую веру в индивидуализм и независимый рынок.

Хотя все-таки, почти всегда являлось, собственно вмешательст­во, ежели и нужно будет, то периодически, и принцип laissez faire оставался главенствующим.

Впрочем неоспоримая цикличность финансового становления, повто­ряющиеся любые 8-10 лет фазы процветания, регресса, упадка и оживле­ния являлись по сей день обычным действом со возможностью к са­моисправлению. Это ‘доброе’ отношение к повторяющейся динамике привело к катастрофе в 1929 г.

2. Провал 1929 и Большая депрессия

Не вдаваясь в подробности и вовсе не обговаривая всевозможные оценки той ситуации в элементах, захотим воспроизвести картину тогo, что все-таки состоялось в реальности.

Вроде как было довольно неоспоримо, собственно к началу 1928 года экономика приблизилась к обычному повторяющемуся падению

деловой коньюнктуры, не было первопричин надеяться, собственно упадок бу­дет острее либо продолжительнее, нежели обычнно, как скоро обстановка с цена­ми, получкой, ставкой рефинансирования, вложениями и размером произ­водства выравнивается всего лишь через немного месяцев. Беда была в том, собственно до 1928 грам. практически никто теснее не смотрел за финансовыми показа­телями, а теснее с 1926 грам. начал ужиматься размер жилищного строи­телбства, падать размеры продаж автомашин, основного продукта дли­тельного использования, ужимались производственные капиталовожения.

Все взгляды были прикованы к фондовому базару, на котором, воп­реки единому финансовому спаду, со 2-ой половины 1928 стартовал натуральный бум. Ответы на вопросец, отчего ведь сформировалась таковая ситуа­ция, колеблются от романтических (послевоенные настроя, как скоро хотелось веровать, собственно все несчастья теснее сзади) до эмоциональных

(цивилизация была охвачена подрастающей эйфорией), и нравственных (южноамериканская

цивилизация достигла последней ступени высоконравственного кризиса, как скоро жажда на­живы и повальная алчность превысили здоровый толк).

Хотя основное обоснование — данное глупые финансовые меропри­ятия страны. Во-1-х, Федеральная резервная система, отвеча­ющая за контроль над подъемом наличных средств и кредита, предприняла в 1927 грам. меры по увеличению валютной и кредитной эмиссии конкретно тогда уже, как скоро финансовые признаки сулили регресс. Данное была 1-ая попытка про­тивостоять финансовому циклу за все 30 лет существования ФРС. Сначала казалось, собственно при помощи кредитной эмиссии (размер кредито­вания возрос в пару раз) удасться недопустить регресса. И нес­мотря на краткое оживление начала 1929 грам, главная часть всех кре­дитов досталась базару значимых бумаг: ушли на биржевые спекуляции. Данное был период всеохватывающего сумасшествия — из 120 млн. амери­канцев ни мало ни много 30 в любом случае были вовлечены в биржевую забаву, полтора миллиона имели счета в брокерских организациях. Расценки промоакций резко расли, кроме того без разницы от подъема прибылей.Самые неп­рочные фирмы — ‘держательские’ компании, являющие собой не собственно другое, как пирамидальную иерархию роли в капитале иных фирм, завлекали к себе капиталы. Наблюдался несчетный подъем за­долженности — брались кредиты под забаву на бирже.

Вероятно, и экономисты, и коммерсанты были сбиты столку мини-бумом в потребительских затратах, стимулируованным политикой расширения кредитов ФРС. Традиционно в минувшем фондовая биржа работала указателем состояния экономики: регресс в индустрии сопровождал­ся падением единого индекса курсов акций.В 1929 грам. биржевой рынок присутствовал в состоянии бума — соответсвенно делалась видимость эконномического процветания. Вообщем на бирже часто играют на по­вышение тогда уже, как скоро экономика в общем пребывает в состоянии цикли­ческого регресса, хотя до! 1929 грам. этого навыка не было, и ситуация лихорадочной забавы на увеличение ‘обольстила’ и бизнес, и экономис­тов, и правительство как обычных биржевых инвесторов.

Провал фондовой биржи в ‘темный вторник’ 29 октября 1929 грам. продемонстрировал то, собственно обязано было случится несколькими месяцами раньше — стартовал спад.Даже ‘обыденный’ регресс должен был быть внезапным, хотя регресс, усу­губленный биржевым провалом и нестбильностью банковской системы, ут­ратой социального доверия к банкам, к фондовым приборам, на самом деле дал почву катастрофе.

Из числа первых мер, предпринятых президентом Гербертом Гуве­ром, а он вовсе не бездельничал, как ложно думают, было уси­ление муниципального вмешательства.Точно помимо прочего, как он подтвердил политическому деятелю ФРС, расширившую кредит сначала 1929 г., Гувер и и уже был хочет выиграть депрессию мерами госрегулирования. Так, были снижены налоги, увеличены казенные затраты и сделал величайший недостаток бюджета мирного времени за всю предыдущую исто­рию Соединенные Штаты. Кроме того он провел через Конгресс программы поддержки фермерам, програмку чрезвычайных обществееных и строительно-монтажных работ, програмку ссуд, словом, все, чтоб подстегивать вложения в промышлен­ность. Данные меры, по драматичности участи, и появились основой для ‘новейшего

курса’ Рузвельта, впрочем конкретно заключительному обеспечившими место в

ситуации. стории.

Надобно заявить, собственно ‘свежий курс’ Рузвельта не сходу использовал теорию Д-М.Кейнса.По наименьшей мере 5 доктрин сопернича­ли за внимание президента: (1) теоретики ‘власти монополий’, ут­верждавшие, собственно нужно будет поощрять солидные компании снижать це­ны, собственно прирастит настоящую покупательную способность, (2) ‘инфляцио­нисты’, беспокоенные увеличением тарифов в следствии недостатка бюджета, считавшие, собственно стагнация экономики опаснее отсутствия работы, (3) заступники ‘налогообложения

выгоды’, веровавшие, собственно нераспределенная прибыль компаний обязана

быть оплачена повторяющий вид дивидендов для увеличения покупательнной спо­собности,(4) любители ‘накачки’ валютной массы, веровавшие, собственно увеличивающиеся затраты и расширение денежнной массы, не взирая на инфля­цию, обязаны рано или же позднно вызвать подъем вложений и производства,

и, в конце концов, (5)последователи доктрины ‘столетний стагнации’ , считав­шие, собственно капитализм как социальный строй более не действует и собственно единственно вероятный выход — данное обширное социальное вмешатель­ство и контроль.Сторонники ‘laissez faire’ не игрались немаленький роли и берегли безмолвие ввиду проигрыша политические деятели бездействия и невмешательства государста в борьбу с упадками.

При высочайшем уровне отсутствия работы (25% трудоспособного населе­ния в 1933 г.) и невысоком размере производства становилось понятно, собственно предпосылкой длящейся депрессии считается недостаточчная покупа­тельная спосоность, или же спрос, и коль скоро страна станет стимулиро­вать спрос, творить его, то что и ведет к увеличению вложений.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *